Powered by Invision Power Board
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Обратная связь   
  Reply to this topicStart new topicStart Poll

> Жизнь реки
50theme
Отправлено: Июн 10 2019, 14:17
Quote Post


Админ
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 779
Пользователь №: 1
Регистрация: 15-Июня 14
Статус: Offline

Репутация: -1




Кубань, самая крупная река Северного Кавказа, питается высокогорными речками Уллукамом и Учкуланом, черпающими свое начало в мощных ледниках Эльбруса, вознесшегося в синеву на 5642 метра. Сперва речки игриво бегут порознь в скалистых горах, а затем, слившись в один огромный поток, дают исток нашей главной водной магистрали. Верховье ее, питаясь десятками малых и больших рек, напоминает ветвистое, голубое, сверкающее дерево, которое все разрастается и разрастается, переходя в мощное среднее течение с избытком горной воды. Здесь Кубань принимает еще несколько крупных притоков – Лабу, Белую, Пшиш и другие.
В половодье река выходит из берегов, скачет по степи, как сорвавшийся с привязи лихой конь. Недаром греки называли ее “Гипанис” (гиппос – конь), а черкесы – “Пшиз” – князь рек. После спада воды остается много плодородного ила, в котором любят возиться мальчишки, а пойменные места покрываются сочными травами.

Как результат этих разливов в дельте реки образовались, по давним подсчетам, 350 лиманов и, начиная от Краснодара, тянулись стоверстные плавни. Известный исследователь нашей главной реки Данилевский еще в 60-е годы прошлого века говорил, что лиманы составляют “самую характерную черту Кубанской дельты”. Лиманы – это неглубокие опресненные рыбные озера, по спаду весенней воды зараставшие сплошными камышами, где уютно гнездились утки, кулики, гуси, топали по мелкой воде, раздвигая заросли, цапли.

Кубань испокон веков поила и кормила людей, обитавших на ее берегах. В зеленых лугах люди пасли лошадей и быков, здесь же выращивали хлеб, ловили рыбу, строили (на летний период) временные камышовые жилища – шалаши, или “балаганы”.

На протяжении 870 километров тянется Кубань. Река беспокой но вьется, меняет русло, то сжимая его до сходящейся петли, то вновь развернувшись прямой линией. Неровность, частая петлистость – особенность нашей реки.

Любопытно отметить, что не так уж давно Кубань впадала в Черное море. В 1819 году черноморские казаки, желая опреснить

воды Ахтанизовского и Курчанского лиманов, прорыли два искусственных канала. Лиманы были опреснены, но так как уклон равнины на север к Азовскому морю оказался больше, то главная масса кубанской воды устремилась туда. Это были первые водные сооружения на Кубани, построенные нашими предприимчивыми предками.

Кубань была судоходна более чем на 300 верст – от города Усть-Лабинска до Темрюка.

Уже в 1855 году по Кубани плавали два войсковых вооруженных судна – “Кошевой Чепега” и “Джигит”. А на следующий год возникает настоящее пароходство: из казачьей казны были ассигнованы 35 тысяч рублей для покупки парохода. В том, что черноморцы взялись за такое, прямо надо сказать, рискованное дело, ничего удивительного нет. Ведь они издавна не зря слыли прекрасными, отважными моряками, еще когда жили на Днепре, на Хортице. и в дальнейшем, когда служили на Черном море и показали в морских сражениях с турками образцы сметливости и воинской доблести. Недаром их первый поэт-песенник и бандурист Антон Головатый пел на приеме в Санкт-Петербурге 16 июня 1792 года о горькой доле казачьей:

Вридылысь мы и свити нэщаслыки:
Служылы вирно в поли й на мори,
А тэпэр зосталысь боси й голи.
Но, несмотря на свою бедность, они раскошелились и твердо решили завести “свой флот”, и не абы какой, а самый современный: за пароходом отправили своего посланца в туманную Англию, в Лондон. И там был заключен 26 октября 1857 года контракт с компанией “Ровенвилль и Салькельд” на постройку для войска парохода и баржи, которые были построены и доставлены в разобранном виде в Темркж. Для сборки парохода на Кубань прибыло 14 английских мастеровых И спустя год после заключения сделки, 17 октября 1858 годя, состоялась первая проба парового судна. Это чудо судостроительном техники длиной в 166 футов (50 метров) имело одну бронированную стенку, всегда обращенную к левому вражескому берегу, дни руля и требовало очень много топлива (дров) и деревянного масла (оливкового), которое привозили с Черноморского побережья. К сожалснию, в первый же рейс у парохода были сломаны оба руля и поврежден корпус. Еще бы! Ведь длина судна иногда превышала ширину реки, и оно не в состоянии было развернуться и должно было следовать только в судоходном фарватере, означенном вехами – буями. К тому же речное русло сплошь оказалось забито “карчами” – затонувшими деревьями. Необходимо было расчищать речное дно. Или придумать что-либо похитрее. Может быть, это неуклюжее чудо распилить пополам и сделать из него два парохода? рассуждали казаки. Первый наш кубанский пароход возил пассажиров, грузы и почту между Тбилисской и Темрюком. Еще год-другой помучились бедолаги со своим “пароходством”, и в конце концов продали его в 1860 году частному лицу – некоему Н. А. Новосельскому, надеясь хотя бы частично вернуть зазря погубленные войсковые средства, затраченные на всю эту неудачную затею. В первом пункте купчей так записано: “Передать в ведение... г. Новосельского Кубанский пароход с принадлежащими к нему баржею, инструментами и т. д.”

Но казаки народ упрямый! Нет-нет, да и кто-то воспользуется даровым “водяным сообщением” – спустит вниз по Кубани барку, нагруженную пшеницей, скупленной на екатеринодарской ярмарке. Люди смотрят и диву даются: какая силища таится в реке! В 1871 году за дело по налаживанию судоходства взялось Русское общество пароходства и торговли. Два года спустя уже совершались рейсы из г. Керчи в станицу Тифлисскую (Тбилисскую) и обратно... В 1879 году организовано пароходное агентство Крюкова. Дольше других просуществовало пароходство Сторожснко. В Екатеринодаре возникали различные речные компании, но все они были недолговечными — не выдерживали затрат и распадались. В 1893 году открылось пароходство И. Г. Вавилова. Хозяин спустил на воду двухвинтовый паровой катер “Маня” с машиною в 18 лошадиных сил и скоростью хода 46 верст в час, большой колесный пароход “Владимир” мощностью 60 лошадиных сил и грузоподъемностью 10 тысяч пудов и уютное быстроходное судно “Князь Барятинский”, как сообщалось в объявлениях, “снабженный всеми удобствами... приличным буфетом и кухней”.

Помимо колесных судов, в конце века между Екатериподаром и Темрюком ходили 115 парусников.

В 1899 году возникло пароходство Н. И. Дицмана, новые колесные суда которого, как рекламировала газета, совершали “срочные товаро-пассажирскис рейсы”. Это пароходство благодаря хорошо организованному делу процветало и в 1915 году имело 10 больших пароходов. Их водили опытные капитаны.

Кубанские пароходчики Вавилов и Дицман держали свои корабли не только на реке Кубани, но и в Азовском, Черном и даже Средиземном морях. Это были крупные судовладельцы и капиталисты.

В 1914 году на Кубани насчитывалось 13 пароходов и до 300 барж. По реке ежегодно перевозились миллионы пудов грузов.

... С борта блестят изломанные обвалом берега, залитые солнцем, подернутые молодой золотистой травой, выплывают белые хаты из глубины густых фруктовых садов и прибрежные вербы. А вдали вращаются ветряки.

Кубань поит поля, живит природу, силу дает и слабым росткам и могучим деревьям, птицам, зверям, пшеничным колосьям и нашим сердцам.
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Topic Options Reply to this topicStart new topicStart Poll


 


Текстовая версия